Карта сайта: 1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12|13|14|15|16|17|18|19|20|21|22|23|24|25|26|27|28|29|30|31|32|33|34|35|36|37|38|39|40|41|42|43|44|45|46|47|48|49|50|51|52|53|54|55|56|57|58|59|60|61|62|63|64|65|66|67|68|69|
Фотографии Белебея Фотографии Белебея Фотографии Белебея Фотографии Белебея





Гражданская война

С конца июня 1918 года до конца июня 1919 года территория Белебеевского уезда превратилась в арену ожесточенной и весьма разрушительной, поистине кровопролитной гражданской войны. По преданию, за этот период в Белебее «семь раз менялась власть». Автор этих строк весьма скрупулезно поработал в архивах и сумел установить документальную подлинность шестикратной смены власти в городе и уезде. То наступали белогвардейцы и отступали красногвардейцы, то роли менялись, и все происходило с точностью до наоборот, пока над Белебеем не взметнулось красное знамя. Сколько героического и трагического вместил в себя этот неполный год!

Еще не успели освоиться со своим положением «хозяина своей судьбы» рабочие и крестьяне, освобожденные Октябрем от вековой эксплуатации, еще не успели даже скосить сено с бывших помещичьих лугов, переданных крестьянам, как 25 мая 1918 года в Пензе и Самаре, в Екатеринбурге и Новониколаевске – почти на всем протяжении Великой Сибирской дороги восстали против молодой Советской власти обманутые своими командирами солдаты чехословацкого корпуса. Те самые патриоты, которые в 1914–1916 годах, не желая воевать против старшей сестры – России – за интересы чуждой им Австро-Венгерской монархии, добровольно, целыми взводами и ротами переходили в «плен» к русской армии, чтобы затем воевать против Австро-Венгрии – за свободу и независимость родной Чехии и Словакии. Правда, определенная часть чехословацких военнопленных, среди которых самую выдающуюся роль играл знаменитый писатель, революционер и интернационалист Ярослав Гашек, с самого начала антисоветского мятежа перешла на сторону Советской власти. Но почти пятьдесят тысяч отборных воинов волей или неволей нанесли революции тяжелейший удар.

Власть большевиков была ликвидирована на пространстве от Самары до Владивостока. В Самаре собралась часть разогнанного большевиками Учредительного Собрания и образовала Комуч – Комитет членов Учредительного Собрания, возглавляемый эсерами. Он объявил себя Временным правительством России и декларировал восстановление в стране «попранной» большевиками демократии. Свои правительства появились в Екатеринбурге и Омске.

В Белебее Советская власть была ликвидирована к 25 июня 1918 года. Часть работников уездного исполкома – Н. С. Еникеев, Г. К. Касымов и другие – сумели эвакуироваться. Председатель уисполкома и усовнаркома П. Н. Клюев, нарком земледелия, депутат Учредительного Собрания Г. В. Ильясов, а также активные участники установления Советской власти Ф. А. Калинин, К. С. Федоров, С. Т. Тазетдинов и другие были арестованы и отправлены в уфимскую тюрьму. Другая часть их коллег – нарком внутренних дел и товарищ (заместитель) председателя уисполкома и совнаркома Г. Еникеев, а также К. Ибрагимов, М. Кудашев, Г. Сюндюков – поступили на службу к новой власти.

Комитет членов Учредительного Собрания в своих действиях проявлял непоследовательность и двойственность. Он отменил декреты большевистской власти, но сам принял почти аналогичные большевистским законы. Так, был установлен 8-часовой рабочий день, сохранены профсоюзы, признана социализация земли, фактически ликвидировавшая помещичье землевладение. В Самаре даже был вновь созван Совет рабочих депутатов. Была восстановлена свобода печати, начали выходить газеты, в которых можно было прочитать критические в отношении буржуазных порядков статьи. В то же время были отменены декреты Советской власти о национализации, восстанавливались частная собственность и предпринимательство. Помещики получили право убирать урожай озимых посева 1917 года со своих переданных крестьянам земель. Этим воспользовались бывшие хозяева старой России. В свои бывшие имения возвращались в сопровождении воинских команд прежние владельцы, проводились обыски. Понятно, что ожидало того «мужика», в хозяйстве которого обнаруживалось что-то из имущества «барина».

Непоследовательность и половинчатость решений Комуча привели к падению его авторитета как в широких массах, так и в радикальных кругах белого движения. «Народная Армия» Комуча стала терпеть поражения от Красной Армии и покатилась на Восток, к Уфе и Уралу. В конце ноября – начале декабря военные действия развернулись на территории Белебеевского уезда и вплотную подошли к уездному центру. Бои за Белебей шли с переменным успехом.

Председателем уездного ревкома стал бывший учитель из Знаменки П. Н. Клюев, который еще 26 марта 1918 года на II съезде Советов крестьянских депутатов Белебеевского уезда был избран председателем уездного исполкома и усовнаркома.

Ревком развернул большую организаторскую работу по восстановлению органов Советской власти и в феврале 1919 года провел III уездный съезд Советов. На нем был избран постоянный уездный исполнительный комитет во главе с И. М. Масловым, который и приступил к строительству новых социальных и экономических отношений. Но созидательная деятельность новой рабоче-крестьянской власти продолжалась недолго. Уже 4 марта белогвардейские войска «верховного правителя России», бывшего царского адмирала Колчака перешли в наступление и 14 марта захватили Уфу. Уфимский губком РКП (б) переехал сначала в Давлеканово, а затем в Белебей. Таким образом, почти на три недели тихий и сонный городок, каким был в те годы Белебей, превратился в центр всей губернии. На станции Аксаково остановился и штаб 5-й красной армии, командующим которой с марта был назначен выдающийся полководец будущий Маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский. Именно в это время в Белебее находился и Ярослав Гашек – сотрудник политотдела 5-й армии, работавший в редакции красноармейской газеты «Наш путь». Именно отсюда прозвучало знаменитое обращение Гашека ко всем подданным бывшей Австро-Венгерской империи в связи с победой пролетарской революции и провозглашением Венгерской Советской Республики. Пламенный борец за мировую революцию призывал всех честных венгров и австрийцев, находившихся в то время в русском плену, записаться добровольцами в Красную Армию, чтобы отсюда, из России, помочь венгерской революции.

В это же время в Белебей приезжал известный полководец М. В. Фрунзе, который вскоре возглавил Южную группу войск Восточного фронта, нанесшую смертельный удар по белой армии. Но до этого еще надо было остановить рвавшихся к Волге белогвардейцев, привести в состояние боевой готовности уставшие в кровопролитных боях дивизии, пополнить их живой силой, вооружением и техникой.

В этой обстановке Уфимский губком РКП (б) и губернский ревком, возглавляемые Б. Н. Нимвицким, при активном участии Белебеевской уездной партийной организации и уездного исполкома, видными работниками которых являлись П. Н. Клюев, И. М. Маслов, Г. Гафуров, Г. Ш. Субханкулов, Ш. Г. Абдулов, Г. К. Касымов (на короткий срок возглавивший уездный ревком), развернули большую работу по мобилизации коммунистов и советского актива в ряды Красной Армии. Спешно создавались роты и батальоны, было завершено формирование Уфимского рабочего полка, вскоре принявшего участие в жестоких кровопролитных боях в районе деревень Михайловки, Ивановки, Муравьевки нынешнего Буздякского района. Большинство молодых красноармейцев погибло, но продвижение белых войск к Белебею было приостановлено, что дало возможность новому командарму М. Н. Тухачевскому наладить расстроенное в ходе отступления управление войсками 5-й армии.

В период оборонительных боев на подступах к Белебею особенно отличились 26-я и 27-я стрелковые дивизии, а наиболее ожесточенные сражения проходили в районе железнодорожной станции Давлеканово, озера Аслыкуль, разъезда Казангулово, станций Буздяк, Кандры, населенных пунктов Усень-Ивановское, Арсланбеково, Верхне-Троицкое, Кальшали, Чуюнчи.

7 апреля 1919 года Белебей был уже в руках белогвардейцев. 11 апреля 1919 года ЦК РКП (б) рассмотрел положение на Восточном фронте и принял написанные В. И. Лениным «Тезисы ЦК РКП (б) о положении Восточного фронта», сыгравшие огромную роль в разгроме армии Колчака. Партийные организации Самары, Симбирска, Пензы, Оренбурга и других городов провели очередную фронтовую мобилизацию коммунистов. Железнодорожники Москвы в эти дни вышли на первый коммунистический субботник и отремонтировали четыре паровоза, которые повезли составы с пополнением и вооружением на Восточный фронт.

Для нанесения контрудара по Колчаку со стороны Казани и Самары войска Восточного фронта были разделены на две большие группы: Северную группу, куда вошли 2-я и 3-я армии (командарм В. И. Шорин), Южную в составе 1-й, 4-й, 5-й и Туркестанской армий – М. В. Фрунзе, до того руководивший сразу двумя армиями: 4-й и Туркестанской, действовавшими в Оренбургском направлении.

Членами РВС Южной группы войск Восточного фронта, которой было суждено нанести главный удар по Колчаку, стали соратники Фрунзе – профессиональный революционер В. В. Куйбышев и бывший царский генерал Ф. Ф. Новицкий, с первых дней революции перешедший на ее сторону. Благодаря решительным действиям командования Южной группы, ударной силой которой были 24-я Симбирская «железная», 25-я стрелковая Чапаевская, 26-я, 27-я и 31-я стрелковые дивизии и отдельная кавалерийская бригада во главе с Иваном Кашириным, наступление белых было остановлено недалеко от Волги. А 28 апреля 1919 года Южная группа перешла в стремительное контрнаступление, являющееся классическим образцом контрудара по наступавшему совсем недавно противнику. Оно состояло из последовательно сменявших друг друга наступательных операций – Бугурусланской, Белебеевской и заключительной Уфимской.

Еще в ходе Бугурусланской операции Южная группа разгромила и обескровила отборные белогвардейские части генералов Голицына и Войцеховского, захватила большое количество пленных, оружия и других трофеев. В районе железнодорожной станции Сарай-Гир кавалерийской бригаде Ивана Каширина сдался в плен целый полк белоказаков – курень имени Тараса Шевченко. Белогвардейцы давали своим полкам и дивизиям весьма громкие названия: Уфимская дивизия, Уральский корпус, Ижевская бригада, были даже полки и дружины Иисуса Христа, Георгия Победоносца и другие. Впрочем, так же поступали и красные.

4 мая 1919 года был освобожден Бугуруслан, 5 мая – Абдулино, 11 мая лавина наступавших красных полков вышла на левый берег реки Ик, а на правом берегу начиналась Башкирия, Белебеевский уезд.

На правом фланге шла 24-я стрелковая дивизия, в центре – 31-я дивизия и бригада Ивана Каширина, на левом фланге – 25-я Чапаевская дивизия.

10–11 мая произошло кровопролитное сражение у деревни Чегодаево, где 212-й полк 24-й дивизии разгромил 10-й Бугульминский полк белых, захватил 700 пленных и 9 пулеметов. В это же время 276-й полк 31-й дивизии вступил в бой с передовыми частями противника и отбросил его на северо-восток к деревне Тарказы. 12 мая 75-я бригада 25-й дивизии В. И. Чапаева, двигавшаяся по левому берегу реки Ик по направлению к деревням Москва-Абсалямово на пересечении Волго-Бугульминской железной дороги и реки Ик, была атакована корпусом генерала Каппеля у деревни Абдуллово со стороны деревни Старые Сулли.

Отборный корпус генерала Каппеля, сосредоточенный в первой декаде мая 1919 года в районе Белебея, представлял из себя грозную силу, хотя к началу боев и не завершил передислокацию. Он включал в себя большое количество бывших царских офицеров, одетых в черные английского сукна шинели с эмблемой черепа на шапке, погонах и рукаве. Оснащенный первоклассным заграничным оружием, корпус Каппеля предназначался для операций особого назначения, и только неудачи на фронтах вынудили белое командование поторопиться с введением его в бой, не дожидаясь прибытия в район Белебея всех частей.

Отбив атаку белых, 75-я бригада 13 мая 1919 года выдвинулась в район Суерметово – Абдулкаримово, заняв деревни Старые Сулли и Новые Сулли.

Остальные две бригады 25-й дивизии, продолжавшие двигаться по левому берега Ика, также были повернуты к Белебею. Командующий Южной группой войск М. В. Фрунзе поставил перед Чапаевской дивизией задачу: стремительно наступать севернее Белебея с целью завершить глубокий захват противника и перерезать пути его отступления на Уфу.

13 мая произошли встречные бои 31-й дивизии с белогвардейцами в районе деревни Апполоновка. 91-я бригада этой дивизии в это время наступала на станцию Приютово, а конница двигалась к деревне Купченеево. Туда же было приказано явиться и 2-й дивизии, которая действовала на другом участке фронта. К 15 мая конница вышла на линию Дурасово – Купченеево, а 13-й кавалерийский полк имени Степана Разина бригады Каширина достиг деревни Крыкнарат.

В это время на левом фланге также проходили упорные бои. 15–16 мая 73-я и 74-я бригады 25-й дивизии выдержали ожесточенное сражение в районе деревень Кызылъярово и Чути (ныне Бавлинский район Республики Татарстан). Днем раньше, 14 мая, 223-й полк 75-й бригады, наступавший вверх по реке Кидаш, выбил противника из деревни Усман-Ташлы, а на другой день отбил сильную контратаку белых со стороны Нижне-Троицкого завода. 16–17 мая 1919 года успех сопутствовал всем наступавшим на Белебей частям.

На правом фланге части 24-й дивизии продолжали теснить белогвардейские полки на территории нынешнего Бижбулякского района. Они заняли деревни Базлык (Васильевка), Кош-Елга.

Еще раньше части этой дивизии разгромили белогвардейцев в кровопролитных боях под Бижбуляком, Чегодаевом, Михайловкой, Сухореченской, а также заняли деревни Матвеевку, Зириклы, Бикташ.

В центре части 31-й дивизии достигли села Ермекеева и деревни Семено-Макарово, а к шести часам утра 17 мая заняли деревни Рябаш, Скобелевку и продолжали наступление на Куроедовку.

На левом фланге продолжала стремительное наступление Чапаевская дивизия. 16 мая 223-й полк и 75-й кавдивизион после шестичасового упорного боя заняли село Суккулово и двинулись к деревне Елань-Чишмы. 225-й полк освободил деревню Старое Шахово, а 217-й и 218-й полки заняли деревни Уязы-Тамак, Заитово, Леонидовку, Кожай-Андреево, 221-й Сызранский полк наступал на Нарышево и вскоре овладел им.

Для обеспечения белебеевской операции М. В. Фрунзе приказал 1-й армии (командующий Г. Д. Гай, бывший командир 24-й Симбирской железной дивизии) усилить наступление на Стерлитамак. 25-я дивизия с 16 мая была передана в подчинение Туркестанской армии и направлена к северу от Белебея для глубокого охвата белых. Конница получила задание выйти в тыл противника. Всем частям был отдан приказ развивать максимальную энергию. В свою очередь В. И. Чапаев в приказе по 25-й дивизии поставил задачу «вновь нанести решительный удар, от которого противник не мог бы уже оправиться».

Продолжая наступление на Белебей, части Чапаевской дивизии освобождали от колчаковцев один населенный пункт за другим. В авангарде шли 223-й стрелковый полк Ершова и 225-й полк Решетникова, которые двигались через Елань-Чишму – Баймурзу. В полках, наступавших на Белебей, находились командир 75-й бригады Потапов, комиссар Шумаков, а также сам В. И. Чапаев и комиссар дивизии Д. А. Фурманов. В рядах Чапаевской дивизии сражались будущие Герой Советского Союза – будущий участник легендарного чкаловского перелета через северный полюс генерал-лейтенант А. В. Беляков и будущий командующий артиллерией ряда фронтов в период Великой Отечественной войны почетный гражданин города Белебея генерал-полковник Н. М. Хлебников.

У Белебея белогвардейцы организовали сильную линию обороны и намеревались нанести частям Красной Армии сокрушительный удар. Взятие города открыло бы путь к Уфе. Впрочем, Белебей можно было и обойти, но в годы гражданской войны каждый более или менее крупный населенный пункт имел не только стратегическое, но и преимущественно политическое значение. От того, в чьих руках будет центр губернии или уезда, во многом зависело настроение окружающего населения.

17 мая 1919 года с раннего утра возобновились жаркие бои на ближних подступах к городу. Каппелевцы, засевшие в окопах, окаймлявших город с юго-востока на северо-запад, в березовых рощах встречали красноармейцев ураганным огнем, несколько раз переходили в контратаки. Потери были значительны и с той и с другой стороны. В боях за Белебей погибли командиры рот Завьялов и Репьев, командир 73-го кавдивизиона Иван Мищенко, командиры взводов Николай Иванов, Зданевич, красноармейцы Сабир Шакиров, Иван Прохоров и другие.

В боях за Белебей большую роль сыграла конница, впрочем, так было почти на всех фронтах гражданской войны в условиях полного отсутствия моторизированных частей и авиации. Отдельная кавалерийская бригада под командованием героя гражданской войны И. Д. Каширина, ближайшего помощника В. К. Блюхера во время знаменитого рейда белорецких партизан, вписала немало ярких страниц в историю гражданской войны и в боях за Белебей.

17 мая 1919 года первыми в город Белебей ворвались красные казаки 13-го кавалерийского полка имени Степана Разина под командованием А. Е. Карташова. Вслед за ними с разных сторон в город вошли части 25-й стрелковой Чапаевской, 25-й и 75-й кавалерийские дивизионы во главе с П. Суворовым и Челобановым, полки 75-й бригады, которой командовал Федор Потапов, и 31-й стрелковой дивизии (начдив Д. Д. Малявинский, комиссар С. П. Терехов). 24-я дивизия продолжила освобождение южной части уезда и в дальнейшем была повернута к Стерлитамаку и далее на северо-восток. В войсках Южной группы Восточного фронта, освобождавших Белебеевский уезд от колчаковцев, сражались два полка, носивших имя легендарного вождя Крестьянской войны, казака Степана Разина (один – стрелковый, 218-й полк, входивший в состав 25-й Чапаевской дивизии, и другой – кавалерийский, в составе отдельной бригады И. Каширина).

Белые потеряли под Белебеем много живой силы и техники. Были захвачены 800 пленных, пулеметы и другое оружие.

Отступив от Белебея, противник пытался укрепиться за рекой Усень, но вскоре был выбит из занимаемых позиций и вынужден был откатиться дальше, к Уфе. Особенно жестокий бой произошел за деревню Исмагилово. В течение нескольких часов 225-й полк 75-й бригады выбивал из селения белогвардейцев. Даже после его занятия батальоном Федора Цибезова белые пытались контратаковать красные части из района деревни Письмянки, но, встретив мощный залповый отпор, вынуждены были отступить. В Белебее обосновался штаб 25-й дивизии (ныне на стене этого дома на улице Чапаева установлена мемориальная доска).

Чапаевцы пробыли в городе около недели. В. И. Чапаев, Д. А. Фурманов не раз выступали на митингах красноармейцев, а Д. А. Фурманов 27 мая 1919 года в Доме свободы прочитал лекцию о Парижской Коммуне. Два спектакля в городе дал красноармейский театр дивизии.

За боевые подвиги, проявленные в боях за освобождение Белебея, Чишмов, Уфы, Реввоенсовет республики наградил почетным Красным знаменем ВЦИК все полки Чапаевской дивизии и бригаду Ивана Каширина.

Командир 217-го Пугачевского полка А. К. Рязанцев, 218-го – С. Я. Михайлов, 129-го Домашкинского – С. В. Сокол и помкомполка Разинского И. Бубенцов и другие были награждены орденом Красного Знамени. Среди награжденных был и Г. И. Стрижов, впоследствии работавший в Белебее и похороненный в парке Славы города, там, где в братской могиле покоятся останки воинов, погибших в боях за Белебей.

Еще шли бои на дальних подступах к городу, когда развернул свою деятельность уездный революционный комитет во главе с И. М. Масловым, созданный Реввоенсоветом 5-й армии. Членами Белебеевского уездного революционного комитета были П. Н. Клюев, Г. К. Касымов, В. Д. Кирьянов. Сотрудниками ревкома являлись Ш. Абдулов, В. Ртищев, С. Тазетдинов, Г. Субханкулов, И. Мосяков, И. Черный, А. Ильин, К. Сабиров и другие.

Прибыв в только что освобожденный Белебей, ревком взял всю полноту Советской власти в уезде в свои руки и развернул большую организаторскую и политико-воспитательную работу по переходу к мирной жизни.

Количество показов: 10703
Рейтинг:  2.71

Возврат к списку